Головна: - e-mail: mitropolet@mail.ru - http: //eparhija.com.ua - Skype: mitropolet


Категорії Новин


Новини

Керуючий Єпархією


Богородська єпархія УПЦ


Медіа

Документи

Газета


Проповіді і проповідники


Календар богослужінь


Контакти


Молитва



Голодомор та геноцид в радянські часи з відеофільмами



Українські історичні та народні трагедійні пісні і думи



Українські історичні думи козацької доби з відеофільмами



П'єси та спектаклі художнього та комедійного змісту з відеофільмами


 

У вигляді календаря

«    листопада 2019    »
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

У вигляді списку

Червень 2019 (3)
Березень 2019 (5)
Лютий 2019 (3)
Січень 2019 (1)
Квітня 2018 (2)
Березень 2018 (3)
 

 

Hosting Ukraine

 

Богородська єпархія УПЦ КП » Проповіді » Три Слова, то есть 3 проповеди о Рождестве Иоанна Предтечи

Три Слова, то есть 3 проповеди о Рождестве Иоанна Предтечи

Автор: mitropolit от 22-07-2009, 22:57
Зачатие Иоанна Предтечи

Три Слова, то есть 3 проповеди о Рождестве Иоанна Предтечи
О ветхозаветной праведности

Ветхий и Новый Заветы Апостол Павел сравнивал с двумя сыновьями Авраама. Измаил, рожденный от рабыни Агари, был изгнан вместе с матерью. А Исаак, рожденный от свободной, наследовал обетования, данные Богом его отцу. «Это два завета, – продолжает Апостол, – один от горы Синайской, рождающей в рабство», «и соответствует нынешнему Иерусалиму, потому что он с детьми своими в рабстве; а вышний Иерусалим свободен: он матерь всем нам». И сколь велика разница между рабством и свободой, настолько же отстоит от новозаветной праведности – праведность ветхозаветная, даже в лучших ее представителях.
О родителях Иоанна Крестителя говорится, что «оба они были праведны пред Богом, поступая по всем заповедям и уставам Господним беспорочно». Но вот однажды, когда Захария «в порядке своей чреды служил пред Богом, по жребию, как обыкновенно было у священников, досталось ему войти в храм Господень для каждения». Он вошел, конечно, не только с каждением, но и с молитвой, и молитва его была, конечно, не о чадородии (что видно из последующего), но о спасении Израиля, о чем и «все множество народа молилось вне во время каждения». Вдруг Захарии является «Ангел Господень, стоя по правую сторону жертвенника кадильного». Он объявляет, что молитва услышана. А что же Захария? А он мгновенно, «смутился, и страх напал на него». Почему же так? Ведь знал он, куда входит: туда, где Бог обещал Моисею «открываться» для беседы с ним. Он вошел в то место, которое в былые времена наполняла видимым образом слава Божия. Он вошел просить, и прошение услышано; а в душе вместо благодарности – смущение и страх. Значит, и служение его, и молитва его, хотя и были исполнены, как и все у него, «по всем заповедям и уставам Господним беспорочно», но не было в них живой веры, должного страха и благоговения.
Ангел говорит: «Не бойся, Захария, ибо услышана молитва твоя, и жена твоя Елизавета родит тебе сына, и наречешь ему имя: Иоанн; и будет тебе радость и веселие». Обещанный ребенок не просто будет утешением бездетной семье, но придет как орудие Божьего Промысла, и «многие о рождении его возрадуются». А что же Захария? – А он говорит Ангелу: «по чему я узнаю это? ибо я стар, и жена моя в летах преклонных». И не вспомнил он историю столетних Авраама и Сарры. Как будто Священное Писание – само по себе со своими чудесами, а жизнь – сама по себе со своей обыденностью и суетой. Поэтому и укорил его Ангел: «И вот, ты будешь молчать, и не будешь иметь возможности говорить до того дня, как это сбудется, за то, что ты не поверил словам моим, которые сбудутся в свое время». В Ветхом Завете можно было считаться непорочным, и в то же время – не знать Живого Бога. Так и Савл до своего обращения был «по правде законной – непорочный» (Флп. 3, 6), и одновременно – гонитель Христа. Поэтому и говорил Господь ученикам: «Если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное» (Мф. 5, 20).
Бог есть Личность. И общение с Богом, как и со всякой личностью, состоит в том, что мы и говорим, и слушаем. Наша молитва, это – наше слово к Богу. А чтение Слова Божия, это – наше слушание Его ответа. И поэтому становиться на молитву надо с мужественной готовностью, что Господь услышит, и даст об этом свидетельство. Ну а Слово Божие во всем, что случается с нами, во всех задачах, которые ставит перед нами жизнь, должно быть нашим первым наставником и руководителем.

__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
Слово на Рождество Иоанна Предтечи

Три Слова, то есть 3 проповеди о Рождестве Иоанна Предтечи
Покайтеся, приближибося Царствие Небесное
Мф. 3, 2


Так взывал к народу, возлюбленные о Господе отцы, братие и сестры, святой Пророк, Предтеча и Креститель Господень Иоанн, память которого Святая Церковь празднует сегодня.
Несколько раз в годовом круге Церковь Святая совершает память этого великого Угодника Божия. Чествованию его посвящается и вторник каждой недели.
Сегодня мы собрались в этот святой храм, чтобы вместе с Церковью прославить Рождество Предтечи и Крестителя Господня Иоанна. «Прежде неплоды днесь Христова Предтечу раждает, и Той есть исполнение всякаго пророчества: Егоже бо пророцы проповедаша, на Сего во Иордане руку положив, явися Божия Слова пророк, проповедник, вкупе и Предтеча» (Кондак Рождества святого Иоанна Крестителя).
Явление на свет праведника всегда есть великая милость Божия к людям, ибо праведниками стоит и держится весь мир, А святой Креститель Господень Иоанн является одним из величайших праведников, более которого, по свидетельству Самого Господа нашего Иисуса Христа, никто «не воста в рожденных женами» (Мф. 11, 11).
И вот сегодня, в день памяти святого Предтечи Господ­ня мы усугубим внимание на житии этого великого Угод­ника Божия и увидим, какая поистине величайшая ми­лость Божия ниспосылается людям в лице праведников.
Из Святого Евангелия мы узнаем, что уже самое Рожде­ние Предтечи Господня было не обыкновенным и сопро­вождалось чудесами. Святой Пророк рождается по пред­сказанию Архангела Гавриила от престарелых родителей: Захарии и Елисаветы. Рождается Предтеча, и священник Захария освобождается от немоты, которой был наказан за неверие. Рождается Предтеча, и радуется Елисавета, с которой снимается поношение за неплодство.
Но недолго святой младенец Иоанн утешался лаской престарелых родителей, Отец его — праведный Захария — был убит в храме, а мать — праведная Елисавета, — скрывшись в горах, чтобы спасти младенца от Иродовых убийц, также скоро скончалась. Как проходили детские годы святого Иоанна Крестителя — нам неизвестно, так как в Священном Писании на это нет указаний. «Не спрашивай меня, — говорит святитель Иоанн Златоуст, — как Иоанн во время зимы и во время зноя солнечного жил в пустыне, особенно в незрелом возрасте». И отвечает: Иоанн в пустыне обитал, как на небе.
Укрепляемое Божественной помощью, дитя возрастало и укреплялось духом, готовясь к величайшему служению — уготовить народ к принятию Мессии — Спасителя мира.
Тридцать лет он обитал в пустыне, нося одежду из верблюжьего волоса и питаясь лишь акридами и диким медом. Но вот наступило время, и святой Иоанн оставляет пустыню и является на берегах Иордана.
«Покайтеся, — раздался голос проповедника поста и покаяния, — приближибося Царствие Небесное». Призы­вом к покаянию и креплению во Иордане святой Иоанн Креститель приготовлял сынов израилевых к принятию Спасителя мира.
Стоя на пределах двух Заветов, он, кажется, ничего бо­лее не видел, кроме двух предметов — это грехов человеческих, в которых утопал грешный мир, и Агнца Божия, вземлющего грехи мира. «Покайтеся, приближибося Царствие Небесное», — взывает он к народу.
И властный призыв к покаянию не остался тщетным. Со всех сторон Иудеи стал стекаться к нему народ, жаждущий очищения от грехов и креститься во Иордане.
Спасительное дело проповеди покаяния, возлюбленные о Господе отцы, братие и сестры, остается действительным и после пришествия в мир Христа Спасителя. Ведь и Господь начал Свою спасительную проповедь теми же словами: «Покайтеся, приближибося Царствие Небесное».
Покаяние и вера в Христа Спасителя — это два необхо­димых условия достижения Царства Небесного. Слезы покаяния - это благодатный дождь, который омывает всякую нечистоту душевную, и делающий способной душу к восприятию Божественной благодати.
Поэтому призыв Предтечи к покаянию, призыв к ис­правлению, очищению от грехов действенен и для нас.
Святой Иоанн Предтеча и ныне взывает к нам, как не­когда взывал к израильскому народу: «Покайтеся, при­ближибося Царствие Небесное». «Покайтеся.., и сотворите же достойный плод покаяния» (Мф. 3, 10).
Будем же, возлюбленные о Господе отцы, братие и сестры, как можно чаще переноситься мыслью в пустыню Иоаннову, постараемся всегда носить в своих сердцах подвиги и светлый образ святого Предтечи Господня и будем молить его, чтобы он и в нас, как некогда в народе иудейском, уготовал путь Спасителю. Очистим свои души от грехов, ибо таково благоволение Божие, В чем да поможет нам Господь молитвами Пречистой Владычицы нашей Богородицы, святого Предтечи и Крестителя Господня Иоанна и всех святых, стоящих у Престола Божия и непрестанно молящихся о душах наших.

Аминь.
http://www.pravoslavie.ru/put/040707111601.htm
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
Митрополит Сурожский Антоний
СЛОВО О ПРЕДТЕЧЕ

Три Слова, то есть 3 проповеди о Рождестве Иоанна Предтечи
Во имя Отца и Сына и Святого Духа!


Хочу сказать несколько слов о святом, который является покровителем вашего храма.
По свидетельству Господню никто, рожденный на земле, не был так велик, как святой Иоанн Предтеча. И когда вдумываешься в свидетельство Евангелия о нем, действительно захватывает дух. Но не только дух захватывает, — видишь в нем образ человека, который сумел так беспредельно, так неограниченно быть преданным своему Богу и своему земному призванию, и который может послужить каждому из нас примером и образом; потому что каждый из нас в каком-то смысле по отношению к окружающим его является так часто предтечей Господним, тем, кого Господь послал впереди Себя, чтобы принести людям слово и образ жизни, который приготовил бы их понять Христа, принять Христа. И когда нашей жизнью мы посрамляем наше свидетельство, когда, глядя на нас, люди перестают верить и в слова наши, и в слова Христовы, то мы берем на себя страшную ответственность. Мы не только сами живем в суд себе и в осуждение, но мы других не влечем за собой туда, куда мы призваны их привести: к радости, к той радости, которой Господь нам оставил залог и которой никто не может отнять, но которой никто, кроме Господа, не может дать.
Вспомним несколько из тех выражений, которые употреблены Христом или Евангелием по отношению к Крестителю Иоанну. Первое, что мы о нем слышим, это то, что он — глас вопиющего в пустыне. Пустыня — это не только место ненаселенное, это место, где пусто; и так часто в человеческом сердце пусто, в человеческой жизни пусто. Не только нет содержания вечного, но нет вообще такого содержания, которым можно было бы жить. И в этом отношении мы окружены — все — людской пустыней. И вот, в этой пустыне и мы призваны, подобно Крестителю, свидетельствовать. Свидетельство Иоанна Крестителя не началось словами; раньше, чем вернуться к людям и говорить, раньше, чем властно требовать от них, чтобы они стали достойны своего звания человека, он сам удалился в голую, жаркую пустыню и остался один с самим собой, лицом к лицу с самим собой перед очами Божиими.
Иногда и нам приходится остаться в таком одиночестве. Бывает это, когда нас оставят ближние, когда сделается вокруг нас пусто. Бывает это, когда нас тронет болезнь, и тогда, как бы ни были мы окружены заботой, мы чувствуем, что одиноки, потому что мы стоим перед лицом жизни и смерти, там, где каждый человек один за себя будет решать вопрос жизни и смерти — не только временной, но и вечной. Бывает, что мы удалимся сами, для того чтобы прийти в себя, и тогда — мы знаем, как трудно бывает остаться одному с самим собой, когда к этому не привык: делается боязно; тогда открывается перед нашим собственным взором внутренняя наша пустота, и в эту пустоту, в эту пустыню нам надлежит войти. Там будет одиноко, там будет пусто, там будет трудно жить, но только если мы сумеем жить в этой пустыне, с Богом одним, сможем мы вернуться к людям, никогда не теряя Бога и способными, победив себя, победить всё.
И вот Иоанн, в течение свыше тридцати лет пребывая одиноко в пустыне, боролся с своим сердцем, боролся с своей жизнью, и вышел на проповедь, и засвидетельствован Богом как величайший — но не только. Евангелие называет его не пророком, а ГЛАСОМ. Он так сроднился с волей Божией, так стал един с тем животворным словом, которое ему надлежит произнести для спасения людей, для пробуждения людей, для того, чтобы в них тоже воссияла жизнь, возродилась радость, что он — ТОЛЬКО голос. Это уже не человек, который говорит, это Бог, Который вещает его гласом. Так говорили святые. Один из подвижников Афона, не так давно умерший — всего лишь тридцать лет тому назад — говорил: “Святые от себя не говорят; они говорят от Бога, и только”.
Иоанн отверг всё земное для того, чтобы принадлежать Богу, и Господь его вернул к этой земле, Господь не оставил его в далекой пустыне; когда Он стал с ним неразлучным, Он его послал к людям, чтобы люди зажили той жизнью, которую познал Иоанн. И вот ставится вопрос перед каждым из нас: есть ли во мне такая жизнь, которой я могу зажечь другого человека? Где эта жизнь во мне? Когда меня люди встречают, они загораются, что ли? Когда люди меня слышат, трепещет ли их сердце — как Евангелие говорит о спутниках Эмаусских: горело сердце в них? Когда люди видят нашу жизнь, разве они говорят о нас, как они говорили о первых христианах: КАК они друг друга любят!.. Разве дивятся, слыша, видя нас, тому, что у нас есть что-то, чего ни у кого нет? А если это так, то мы не пошли даже путем предшественника, мы не готовы принести Христа людям, мы не готовы даже проложить Ему дорожку, чтобы Он нашел как-то путь Себе. А мы призваны быть теми, кто готовит радость людям, радость встречи с Богом, радость, которой никогда не будет конца и которой никто, ничто не может отнять. Почему? Потому что мы хотим жить на своих правах, мы хотим жить для себя, мы не хотим сходить на нет.
А вот, что говорит Евангелие о Иоанне Крестителе. Свидетельствуя перед людьми о том, ктó он сам есть, Креститель говорит: мне надо умаляться, на нет сходить, для того, чтобы Он вырос в полную меру... Он — только Предтеча, он должен открыть дверь и отойти так, чтобы о нем больше не вспомнили люди, вдруг увидев Христа и всё забыв в этой радости.
Сходить на нет, приготовив путь Господень... Кто из нас это умеет делать? Кто из нас, оживив чью-нибудь душу, хотя бы добрым словом, не хочет остаться в этой радости взаимного общения? Кто, сказав животворное слово, иногда нечаянно, когда Господь нам даёт, не хочет, чтобы вспомнили и никогда не забыли, что было сказано это слово именно им?
А Креститель о себе еще говорит: я — друг жениха... Что это за “друг жениха”? В древности, еврейской как и языческой, у жениха был друг, который заботился обо всем для брака, и который после совершения брака приводил к брачной комнате невесту и жениха, оставался за дверью и сторожил, чтобы никто не прервал их глубокой, таинственной встречи в дивной брачной любви. Он был другом, потому что умел остаться за дверью, остаться за пределом. Радость его была совершенна тем, что радость жениха и невесты теперь была совершенна, они остались вдвоем, и он был защитник этой встречи. Еще скажу: кто из нас умеет так поступить с чужой радостью? Всё сделать, чтобы эта радость случилась, всё сделать, чтобы она воссияла вечным светом, и отойти, уберечь ее, охранить ее, и остаться забытым за закрытой дверью?
Вот еще образ о нем, последний образ. Его умаление, его схождение на нет дошло почти до предела. Он взят в тюрьму за правдивое, честное слово. Христос остался на свободе. Он проповедует, к Нему перешли ученики Иоанновы. Он окружен Своими учениками. Он вырос в полную меру Своего земного призвания. И Иоанн знает, что на него идет смерть, что из тюрьмы он не выйдет, и вдруг его охватывает сомнение. Он, который на берегу Иордана реки перед всеми засвидетельствовал, КТО грядущий Христос, посылает двух своих учеников ко Христу спросить: ТЫ ли тот, которого мы ожидали, или нам ожидать другого?.. Иначе сказать: Ты ли на самом деле Тот, о Котором я принес свое свидетельство, или же я ошибся?... Если он ошибся, то напрасно он погубил юные годы в пустыне, напрасно он выходил к людям, напрасно он теперь в тюрьме, напрасно он умрет, напрасно ВСЕ. Напрасно даже то свидетельство, которое принес он Христу, и он обманут Самим Богом. И колеблется самая сильная душа, которая когда-либо была на земле. И Христос НЕ отвечает ему. Он не отнимает у него полноты подвига веры и подвига верности до конца. Ученикам, вопрошающим Его, Он говорит: Скажите Иоанну, что вы видите: слепые видят, хромые ходят, нищие благовествуют; блажен тот, кто не соблазнится о Мне... Слова, когда-то, столетиями до этого, написанные пророком Исаией. И они возвращаются с этим словом. Остаётся Иоанну войти внутрь себя и поставить перед собой вопрос: когда он был в пустыне один перед лицом Божиим, правда ли было это, или внутренняя ложь? Когда он вышел из пустыни проповедовать, и потрясал людей, обновлял их жизнь, приводил их к новой жизни, к новизне, к весне духовной, — правда это было или нет? Когда он увидел Христа и прозрел в Нем Грядущего, — правда это было или нет? И Иоанн умер в вере и в безусловной верности.
Как часто бывает, что колеблется наша душа, что после того, как мы сделали все, что мы должны были сделать, сказали слово доброе, правдивое, сделали то, что только могли, для того, чтобы другой человек ожил радостью и воскрес душой и начал жить весенней жизнью вечности, вдруг находит колебание... Устала душа, меркнет жизнь, клонится наша глава к земле... Стоило ли всё это делать? Я не вижу плода, я не знаю, что будет, а погубил-то я столько веры, столько любви... Стоило ли всё это делать? И Господь нам не отвечает на это свидетельством УСПЕХА. Он нам говорит: Достаточно того, что всё это было правда, что всё это было добро, достаточно тебе что ты сделал то, что надо было... В этом — всё.
И вот, перед каждым из нас стоит этот образ Крестителя. Каждый из нас друг ко другу, к каждому другому, послан как Предтеча, чтобы сказать слово настолько чистое, настолько свободное от себя самого, от себялюбия, от тщеславия, от всего того, что делает каждое наше слово мелким, пустым, ничтожным, гнилым, — делаем ли мы это с готовностью сойти на нет, только бы из этого человека вырос живой человек, невеста вечной жизни? А когда всё это сделано, готов ли я сказать с радостью: Да, пусть совершится последнее, пусть и не вспомнят обо мне, пусть жених и невеста встретятся, а я сойду в смерть, в забвение, вернусь в ничто. Готовы ли мы на это? Если нет — как слаба наша любовь даже к тем, кого мы любим! А что сказать о тех, которые нам так часто чужды, безразличны?
Вот будем часто, часто вглядываться в этот величественный, но человеческий образ Крестителя, и будем учиться, как живет настоящий, цельный человек, и попробуем хоть в малом так прожить, изо всех сил, даже если их немного, но без остатка, до последней капли нашей живой силы. Аминь.

 

Hosting Ukraine

 

@ 2011 Прес-центр Богородської єпархії